«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

Так сложилось, что VR для широкого пользователя — это в чистом виде развлекательный контент. При этом все знают, что ресурс технологии гораздо больше. Но много ли увлекательных и одновременно образовательных продуктов вы найдете в VR сторах? Приложения Virry VR — именно такой пример. С их помощью вы окажетесь в настоящем кенийском заповеднике, покормите местную исчезающую фауну, перезагрузите мозг, сидя на берегу настоящей африканской реки, и расширите свою связь с этим миром, наблюдая живые трансляции.

Героем нашего интервью стала CEO Fountain Digital Labs и создательница мира Virry Светлана Драгаева.

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

— Опишите свой профессиональный путь, опираясь на важные места работы. Интересно проследить, как вы пришли к работе в Fountain Digital Labs.

— Все мои места работы важные, и каждое сыграло формирующую роль. Я никогда не работала, просто чтобы заработать на хлеб, поэтому считаю себя в этом плане везунчиком и счастливым человеком. Никогда не ходила на собеседования, никогда не размещала свое CV. Если мне было какое-то место интересно, просто писала туда и объясняла, почему хочу там работать. Так было с Варшавским кинофестивалем, например, где я работала в оргкомитете. И с университетом в Штатах, где преподавала историю советского кино.

Интересно, что моим первым работодателем был Фонд дикой природы WWF. Получилось это совершенно случайно. Мне было 15: пришла поддержать подругу на собеседовании и неожиданно ушла переводчиком и самым юным сотрудником WWF. Я даже быстро печатать на компьютере не умела. После школы и курсов иностранных языков бежала на работу. Возвращалась иногда за полночь, чем очень огорчала маму, которая не понимала, зачем я так убиваюсь, если еще всю жизнь работать. Но мои родители сами трудоголики, поэтому быстро привыкли.  И папа, и мама – люди науки, робототехники.

Восемь лет я проработала на проекте «ДАУ» (масштабный кино- и арт-проект, отправной точкой, которого в самом начале была биография выдающегося физика и нобелевского лауреата Льва Ландау), а это лучший арт-проект в мире. «ДАУ» сформировал и воспитал меня, определил мой круг общения, научил отличать подлинное от фейка, определять важное и отсекать поверхностное, дал возможность вырасти и научил главному: нет нерешаемых задач. После него я могу запускать ракеты в космос. Но все равно всегда сомневаюсь, жутко нервничаю, когда думаю об изменениях в продукте или стратегии. Сомневаться полезно, я считаю. Не люблю самоуверенных стартаперов. В сомнениях ты ищешь, проверяешь, взвешиваешь. Просто я все это делаю очень быстро и считаю это своим одним из главных достоинств, а их у меня не так много.

FDL создавалась как компания с четким планом изменить мир к лучшему. Соединить технологии, детей, природу, эмоциональное состояние взрослых. Любая технология, которая помогает нам добиться наших целей, будет задействована. Поэтому у нас есть и мобильное приложение, и VR, и MR (Mixed Reality – смешанная реальность) скоро будет. Мы считаем себя этической feeltech-компанией. Эмоций для нас недостаточно, мы хотим конвертировать их в чувства и позволить пользователю их удержать. В XXI веке пора пересмотреть наш подход к взаимодействию с дикой природой, иначе и сохранять будет нечего. А технологии дают возможность новых типов взаимодействия.

— Первым проектом FDL было детское мобильное приложение Virry, в интервью тогда вы говорили«…очень хотелось сделать семейный, добрый, полезный проект, который прививает любовь к животному миру, а также показать, что образование и обучение ключевым навыкам может происходить через увлекательные игры». Почему вы решили оставить работу в кино и начать делать проект для детей?

— А я не оставляла. Несколько лет продолжала работать на «ДАУ» и заниматься Fountain Digital Labs. Почему? Потому что дети, природа, спонтанность момента, то есть жизнь в ключевом ее проявлении – это все про важное. Вот, видимо, пришла пора подумать о важном.

— Вы с кем-то советовались, принимая решение взяться за разработку семейного проекта? Был ли у вас партнер? На каком этапе у вас появилась команда? Из ваших интервью складывается идеальная картинка стартапа: родилась идея – появилась команда – реализовали идею – успех.

— Но все так и было: идея, команда, крутое детское приложение, лучший продукт в VR с документальным образом. А успех – понятие относительное. Партнер есть, и он идеальный.

Я считаю команду своим главным достижением. Каждый раз, перебирая в голове имена сотрудников, превращаюсь в сентиментальную тетушку – так их люблю. Со мной тяжело, я нетерпеливый, очень эмоциональный человек. И я очень ценю, что выдающиеся люди (а каждый член команды «Вирри» – выдающийся, талантливейший человек) отдают свою энергию, профессионализм, творческий ресурс именно этому проекту. Ну и вообще, очень приятно работать с умными людьми.

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

— Какое количество продуктов выпускается на сегодняшний день?  Есть ли отличия, кроме устройств и платформ, на которых они работают?

— Загибаем пальцы: первым было детское приложение Virry для iOS и Android на английском. Оно отлично подходит для изучения английского.

Затем появилось детское Вирри на русском языке для тех же мобильных платформ. С него началась наша дружба с Николаем Николаевичем Дроздовым. Нам было важно привлечь человека, которым мы искренне восхищаемся и который воспитал наше отношение к природе. Более того, именно благодаря Николаю Николаевичу в нашей команде появилась Юля Маркунина – теперь она занимает должность head of product. Мы были давно знакомы, еще с «ДАУ», и, когда я запускала «Вирри», я очень хотела работать с ней, но Юля занималась какими-то серьезными проектами. У Юли была одна слабость – Николай Николаевич! Она единственный человек из известных мне, который делал поздравительный пост в его день рождения. В моей голове русское «Вирри» могло быть только с голосом Н. Н. Этим я Юлю и подкупила.


Теперь считаем VR продукты.

Для Gear VR и Oculus Rift есть два Virry: «Virry Safari: Wild Encounters» и «Virry Safari 2: Feel the Wild».

Для PlayStation VR — «Virry VR: Feel the Wild». На подходе второй релиз – «Virry Safari: Wild Encounters». И Feel the Wild на русском языке с голосом Николая Николаевича.

И в первом, и во втором релизах («Feel the Wild» и «Wild Encounters») есть три типа контента: интерактивные игры с настоящими животными, расслабляющие интерактивные видео с африканскими пейзажами и три живые камеры. Отличия: в видах животных, сюжетах и пейзажах.

В «Feel the Wild» фурор среди взрослых производят львица и купающийся в грязи черный носорог. В «Wild Encounters» – неожиданное стадо слонов, которое ощупывает лицо игрока своими хоботами.

И скоро выйдет третий VR продукт  – «Happy in Nature» – релаксационно-медитативный экспириенс с потрясающим звуком.

Также мы готовимся к выпуску на Vive Focus и Vive Pro. Также на Oculus Go. Это если про платформы.

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

— В Virry VR — три живые HD камеры, установленные в Кении. В детском мобильном Virry — кроме Кении, есть четыре камеры из Даррелловского парка. Как вы подбираете места для трансляций и планируется ли новые?

— Мы выбираем места, исходя из наших морально-этических соображений. Потом случаются встречи с людьми, в которых мы влюбляемся. Эль-Айн был первым парком, который соответствовал нашим требованиям и поверил в проект, когда это все существовало на уровне идеи, за что им огромное спасибо.

Сейчас трансляции ведутся из Даррелловского парка дикой природы, о. Джерси, Великобритания. Мы все в детстве читали «Моя семья и другие животные», так что выбор очевиден. Ну и знаете, невозможно не влюбиться в место, где в туалетах дождевая вода!

Также трансляции ведутся из заповедника LEWA, Кения. Именно там принц Уильям сделал предложение Кейт Миддлтон. Да, мы английская компания и любим королевскую семью. LEWA перевернула наше понимание себя внутри природного мира, заставила плакать и пережить возвращение к истокам. То, сколько всего они делают для охраны природы и развития местных комьюнити,  невозможно переоценить. Их хочется носить на руках и показывать всему миру. Именно там мы снимали наш VR – все три релиза (два уже выпустили, третий, посвященный медитации в природе, готовим к весне).

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

Нашими следующим партнерами будут заповедник Wild is Life в Зимбабве и их детский сад для слонят. Это наша любовь с первого взгляда! Совершенно невероятные люди, потрясающая энергия от них, незабываемое место, мудрая природоохранная деятельность, которая вдохновляет и вселяет надежду в человечество. Это место появилось в нашей жизни благодаря подруге Оле Демидовой, которая туда переехала, и я очень ее понимаю!

— А как обстоят дела с интернетом в Африке?

— Интернет – наша боль. В Африке он стоит космических денег, а потребности у нас ого-го! Было бы круто сделать какой-то проект с «Билайном» вдали от цивилизации. Чтобы и нам хорошо, и «Билайн» бы показал, мол, вот мы in the middle of nowhere, а интернет у нас работает, смотрите, дорогие дети, на медведей вместе с нами.

— Не уверен, что это важно, но из любопытства спрошу: кто подбирал список животных для трансляций, какие из них были предпочтительнее и почему?

— О, да! Это было очень важно! Есть животные, за которыми человеку всегда интересно наблюдать по понятной причине подобия: орангутаны, макаки. Есть животные, чей имидж мы хотели изменить, – крыланы. Это же мини-бэтмены или перевернутые мишки! Кстати, камера с крыланами Даррелловского парка появится в детском мобильном Virry уже в феврале. Мы хотели, чтобы дети восхищались животным миром в каждом проявлении.

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

— Возможно, были какие-то курьезные моменты, которые вам запомнились?

— У меня есть такой хэштег: #neveradullday. Он, в принципе, идеально описывает все с нами происходящее с 2013 года. Однажды я попала в сотню самых влиятельных людей Лондона. В списке было двое русских: Роман Аркадьевич и Светик. Позвонила папе, сказала, что искали самого богатого и самого бедного русского в Лондоне.

На второй день после открытия Virry VR Experience Space в Лондоне к нам случайно заглянул профессор Фриц Фольрат (Fritz Vollrath), он возглавляет организацию Save the elephants. Профессор с улицы узнал по gps-воротнику «своего» слона на экране нашего телевизора в витрине. Это было очень трогательно. Мы почувствовали, насколько интернет может сближать и менять мир к лучшему. Когда профессор Фольрат со своей женой Лесли Скотт, знаменитым геймдизайнером, изобретательницей дженги (настольная игра), покормили малыша Китуи (черный носорог), львицу и «своих» слонов в VR, это, конечно, был восторг.

— В интервью вы говорите: «Разработка новых форматов – это для меня самое интересное!». Расскажите про ваше знакомство с VR. Как родилась мысль внедрить  эту технологию в Virry?

— Мы гуляли с нашим интерактивным режиссером Мартином Перси по Грин Парку в Лондоне и думали над новыми форматами. Хотелось что-то, что приблизит животных и позволит прочувствовать их по-новому. Когда горячий шоколад был допит, было принято решение заняться VR.

Мне очень хотелось снимать именно в дикой природе. Концепт сложился очень быстро. Я позвонила нашему продюсеру Джоанне Фоглер и сказала, что она запускает новый проект Virry VR, и Джо расплакалась, потому что никогда не занималась VR и ничего про VR не знала, а я вечно заставляю ее делать неведомые вещи. Когда год спустя я объявила, что мы начинаем заниматься MR, Джо даже бровью не повела.

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.
— Почему выбор пал на PSVR?  Расскажите про ваше сотрудничество с Facebook.

— Мы выбрали Sony как первую платформу, потому что у них очень удобный, user-friendly шлем и приставка. Мы хотели апеллировать к широкой аудитории, а не только к гикам. Выпускаться с Sony достаточно сложно, трудоемко и затратно, к тому же на разных рынках нужно все процессы проходить с самого начала. Выходя на некоторые рынки, Японии, например, надо еще дополнительно получать возрастной рейтинг контента через сторонние структуры, не имеющие никакого отношения к Sony. И эта процедура включает отправку DVD (!!) с записью геймфлоу обычной почтой. Но все это стоило того. Для нас опыт с Sony оказался очень успешен в плане загрузок, ретеншена и качества аудитории.

Сотрудничество с Facebook было идеальным: эффективным и продуктивным. Все четко, ясно, оперативно – рай для разработчиков. В этом году Oculus включил нас в свое Oculus Road Show, что для нас большая честь, а также в свою школьную программу, что тоже очень круто.

— Что фундаментально привнесло внедрение VR в Virry? Одной из заявленных целей является развитие эмпатии. С момента запуска приложения у вас накопился опыт. О чем он свидетельствует? 

— Сделать качественный VR – дорого, сложно, трудоемко. Все производители шлемов жалуются, что очень мало качественного контента. Всем производителям трешового VR – минус в карму, потому что засоряют экосистему и отпугивают пользователя. Когда мне кажется, что сил нет, я иду в один из наших Virry VR Experience Space в Москве и наблюдаю за детьми и взрослыми, которые получают искреннее удовольствие от погружения в Virry VR. Силы тут же появляются. Я уверена, что «Вирри» позволяет почувствовать что-то искреннее и подлинное, а подлинное может оказать долгосрочный эффект. Про эмоциональное влияние с научной точки зрения смогу сказать после исследования со Stanford VR Lab – культового места для любого производителя VR.

— Virry VR стало номинантом на премию BAFTA 2017 и призером Webby. Расскажите про практическую пользу от этих премий. Выросло ли количество загрузок? Возможно, вам стало легче находить крупных партнеров?

— Во-первых, надо хоть иногда выгуливать платья. А то в цифровом мире все футболки и кроссовки, а у нас большинство в команде – девочки!

Премии обычно не влияют на загрузки, но открывают новые двери в переговорах. Ну и вообще, приятно, когда есть подтверждение из внешнего мира, что мы сделали выдающуюся работу.

— Virry Me анонсирован как проект для взрослых людей. Что он будет представлять?

— Да, это приложение для взрослых, для лучшего эмоционального контроля и релаксации. В этом году выпустим.

— Каковы основные статьи расходов?

— Наши основные статьи расходов: команда, инсталляции, amazon web services, от которых очень хочется скидку.

— Приведите немного статистики вашего приложения. Аудитория. Возраст.

— VR – мужчины 35-45, которые смотрят «Вирри» вместе с детьми и/или девушками / женами. Я считаю, что это очень качественная аудитория. Это прямо наша гордость. Семейное времяпрепровождение.

Мобильный «Вирри» – дети. Скачивают и женщины, и мужчины. Примерно 50/50.

— Особый интерес представляет экономика приложения. Расскажите про стоимость и модели монетизации.

— Мы бесценны. Сейчас мы экспериментируем с ценами и моделями покупки. Virry VR сам по себе стоит от $4,99 до $19,99 в зависимости платформы и региона. Также совсем недавно мы ввели дополнительную покупку внутри продуктов – ежемесячную подписку на живые камеры (in-app purchase).

У пользователя есть выбор: подписаться с пожертвованием в пользу заповедника LEWA и без пожертвования. Стоимость подписки не превышает $3,49. И это первая система пожертвований, зашитая в VR-продукт. И если все мы, включая Цукерберга, не ошибаемся, и VR действительно новая эмпатическая машина, то подписок с пожертвованием будет больше, чем без. Там разница в один доллар. И это больше социально-технологический эксперимент. Мы ставим на то, что после того, как ты посидел в одной луже с черным носорогом, покормил малыша Китуи и послушал, как жестоко их истребляют в 2018 году, рука твоя сама потянется выбрать ‘with donation’. Результатами поделимся в новом интервью.

«Мы хотели, чтобы люди в прямом смысле подружились с животными. Когда сближаешься, тяжелее разрушать». Интервью c создательницей VIRRY VR.

— Есть ли какая-то сверхцель у проекта под общим названием Virry?

— Конечно есть, иначе зачем работать 24/7?

Создавать feeltech-продукты, которые направлены на изменение нашего взаимоотношения с природой с целью ее сохранения; дают возможность персонализированного обучения через природный образ и эмоционально перезагружаться; развивать такие ключевые для успешной, счастливой жизни навыки, как эмпатия, креативность, эмоциональное регулирование.

— Как вы охарактеризуете стадию, на которой сейчас находятся VR/AR-технологии? Каковыми для вас видятся перспективы этих технологий в разумном горизонте планирования?

— Ждем standalone-шлемы. Это важный этап развития технологии, который демократизирует VR.

MR только в начале пути, но какой же крутой этот путь! Особенно глядя на Magic Leap.

— Расскажите какую-нибудь милую, забавную историю про детей, которые использовали Virry.

— Действие «Вирри» на детей интернационально. В России знакомая мама рассказывала, как трехлетний сын бегал за белкой в Сокольниках с горстью орехов и кричал: «Белка, ешь!» – с такой же интонацией, как в «Вирри» он кричал львице: «Лимун, мясо!».

Ну и потом, к чему слова, когда есть видео забавных ситуаций:

Подписывайтесь на наш Telegram
Евгений, 18 января 2018
Поделитесь с друзьями:
Комментарии