«Мы всегда хотели заниматься серьезными проектами с большим полезным результатом». Интервью с генеральным директором компании Vizerra Александром Лавровым.

«Мы всегда хотели заниматься серьезными проектами с большим полезным результатом». Интервью с генеральным директором компании Vizerra Александром Лавровым.

Очередной большой материал со знаковыми людьми в сфере VR/AR в России. Героем нашего интервью стал генеральный директор компании Vizerra, сооснователь Ассоциации дополненной и виртуальной реальности «AVRA» Александр Лавров.

— Александр, как видно из твоих интервью, приложение «Оружие героев» было хорошо воспринято как Заказчиком, так и пользователями. Ты говорил, что вы собираетесь продолжить работу над ним. На сайте приложения заявлено добавление новых видов оружия. Расскажи про будущее приложения и этого проекта.

 — Привет. Да, действительно на сайте заявлено добавление новых видов оружия. В ближайших планах добавление нового оружия. Также есть несколько видов оружия, за которое проголосовали пользователи, но мы пока не анонсируем их, потому что пока не нашли музея-партнера для их разработки. Все, что я могу сказать – это известное русское оружие Второй мировой войны, за которое проголосовали более пяти тысяч человек. Также в планах у нас сделать десктопную версию приложения.

С другой стороны нам необходимо самим понять, каким мы хотим видеть этот проект в будущем. Работы проходили по госконтракту под патронатом Министерства культуры РФ для Тульского государственного музея оружия. Фактически, в рамках данного сотрудничества, проект был закончен еще в декабре 2016 года и сдан Заказчику, который  успешно им пользуется. Мы давно поняли простую вещь, что, если мы не будем полностью покрывать продукт, а заниматься только production частью, то не достигнем ни собственных целей, ни целей Заказчика. Собственно поэтому мы продолжили работы над «Оружием героев».

«Мы всегда хотели заниматься серьезными проектами с большим полезным результатом». Интервью с генеральным директором компании Vizerra Александром Лавровым.

— Контракт и финансирование закончено, следовательно, работу команды вы оплачиваете из собственных средств?

— Да, так и есть. Мы делаем то, что можно делать в рамках небольшой команды, выделенной на проект. Параллельно думаем о будущем проекта. У нас есть определенные мысли. Но я пока не хочу их озвучивать, потому что слишком много вариантов развития. В любом случае я не хочу, чтобы проект, который нравится людям, просто закончился.

— То есть для вас это стало и проектом «для души», и имиджевой историей?

— Мы всегда делаем, во-первых, то, что нравится лично нам, а во-вторых, то, что развивает нашу компанию. Под развитием я понимаю, как возрастание нашего уровня, то есть более сложные и интересные проекты, так и рост финансовых показателей. Нам конечно бы хотелось, чтобы это был b2c-ый продукт. У него есть возможность таким стать, но это конечно произойдет не за один-два месяца, а как минимум за год. У нас отличная обратная связь с аудиторией, то есть мы понимаем, чего она действительно хочет. Мы всегда стараемся совместить и душевную, и коммерческую сторону. Если присутствует только одна из этих сторон, к сожалению, ничего хорошего не получается, как показывает опыт.

— Правильно ли я понимаю, что у вас получилось создать платформу, которую можно использовать в работе других музеев?

— Да, так и есть. И эта платформа имеет положительный отклик у людей. Поэтому мы хотим распространить ее среди других музеев страны. Для музеев, которые работают в оружейной, военно-исторической тематике, уже сейчас платформа позволяет вносить свои экспонаты. Из нашего опыта могу сказать, что людям это точно будет интересно. Более того, есть рейтинг оружия, которое люди хотят увидеть, а некоторые пользователи даже писали про конкретные музеи. С ними, кстати, удалось хорошо пообщаться на Интермузее 2017. С их стороны интерес есть. Дальше нужно разговаривать предметно – кто и что готов делать в этом проекте. На самом деле работы очень много. Например, возможность разобраться с устройством каждого вида оружия сопровождается исторической справкой. И мы бы хотели увеличить содержимое этих материалов. Соответственно и для музеев работы много. Посмотрим, кто и на что будет готов.

— Большой ли интерес у музеев?

— У нас довольно большое количество запросов от иностранных музеев, где все это значительно проще устроено. У проекта нет окончания как такового. Количество оружия и музеев такое огромное, что, скорее всего не хватит нашей жизни, чтобы все это туда внести. Наша позиция такова – мы бы хотели, чтобы в приложении было представлено не только русское оружие и не только российские музеи. От российских пользователей есть запрос на разные иностранные образцы и наоборот. Мне вообще кажется, что это должна быть интернациональная тема. К примеру, у нас бета-тестеры вообще из разных стран мира и они отлично между собой общаются и ладят. Мы собственно и пытаемся поддерживать такой позитивный фон. В целом могу сказать, что нужно добавлять большее количество музеев различного оружия. Как именно это будет происходить – вопрос тактический. Стратегически это делать необходимо.

— Расскажи про работу компании Revizto, входящий в группу Vizerra? Какой продукт она производит? Является ли успешным для компании BIM (Building Information Modeling) направление? Изменилось ли ситуация на российских проектах с момента, как ты год назад говорил, что «… в России BIM на очень ранних стадиях внедрения».

— Мы создаем комплементарные продукты для известных BIM продуктов, например Autodesk. Если говорить в общем, то мы делаем решения, которые дополняют большие продукты. В России много компаний, которые делают собственные CAD системы, внедряемые тут же. Наш подход – дополнять крупным игрокам их экосистемы. То есть мы играем внутри таких экосистем. В принципе это наша сильная сторона. Русской компанией нас можно назвать условно. Действительно, первый офис у нас был открыт в России, но затем были открыты офисы в Швейцарии и США. Собственно это те, кто общается с клиентами, занимается продажами, частично product-менеджмент. Вся разработка находится в России. И весь менеджмент, который пришел в Vizerra, до этого успел поработать в международных компаниях.

— В своих интервью ты говоришь, что молодым командам до начала разработки необходимо четко понимать, кому они будут продавать свои решения. Анализируя портфолио Vizerra, нетрудно заметить большое количество проектов, реализованных напрямую или косвенно для государства. Как это объяснить?

— Объясняется просто – мы всегда хотели заниматься серьезными проектами с большим полезным результатом. Наша работа должна приносить конкретную пользу или как-то значительно повышать эффективность. В России государство является главным Заказчиком проектов. Около 70% кейсов  мы сделали для государства. За рубежом картина у нас противоположная. Меньше государства и больше коммерческих проектов.

— В интервью ты постоянно акцентируешь внимание на качестве сотрудничества, предостерегая от внедрения технологий ради технологий. На сегодняшний можно говорить о качественном росте кейсов или же это вопрос на перспективу?

— Нам попадаются клиенты, которые обслуживались кем-то до нас и после такого сотрудничества у них были опасения – нужно ли им вообще это? Например, у нас был клиент, мы были десятой компанией, которая пришла к нему с виртуальной и дополненной реальностью. И пришлось с ним еще довольно долго разговаривать, объясняя преимущества технологии конкретно для него. Они же очень удивились тому,  что с ними вообще кто-то реально разговаривает и пытается понять их компанию, желания и задачи. Более того, даже их первоначальная цель внедрения была переформулирована.

— А какова динамика? Происходит ли улучшение?

— Улучшение происходит. Уже сейчас, по крайней мере, никто не может продать откровенно бесполезные решения. Еще пару лет назад можно было продать какую-нибудь трехмерную модельку на одной метке в AR, причем за довольно большие деньги. Сейчас заказчик уже кое-чего насмотрелся, и стал более избирательным.

Ассоциация провела довольно много мероприятий. Я лично провел почти 30 мероприятий. Конечно, нам не удалось покрыть всех. Но я считаю, что мы внесли большой вклад информированность заинтересованных лиц. И знаешь, я обнаружил, что народ действительно интересуется, пытается разобраться.

— После впечатляющего олимпийского кейса нельзя не спросить – принимает ли участие Vizerra в подготовке объектов к Чемпионату мира по футболу в 2018 году?

— Как-то у нас не сложилось.  Мы пять раз приходили к организаторам, с разными людьми разговаривали, но по итогу ничего не вышло. Еще в процессе подготовки к Сочи для нас было логичным принять участие в подготовке к ЧМ 2018. Для начала нужно было понять – есть ли необходимость в наших работах? Оказалось, что такая необходимость была. Более того, мы знали, что наши решения вполне себе применимы. Но в итоге конкурса объявлено не было. Ни мы, ни кто-либо другой подобные работы не выполнял. А, жаль.

— Что на текущий момент AR/VR может предложить малому и среднему бизнесу?

— Вариантов хватает. В первую очередь, необходимо смотреть какой у тебя бизнес. Когда мы начинаем работать, первый вопрос – сегмент бизнеса клиента. Потому что для каждого сегмента свои цели и задачи. Нужно определиться с тем, с какой вертикалью бизнеса необходимо работать. На самом деле повысить эффективность можно всегда. Но я считаю, что виртуальная и дополненная реальность для того, у кого остальные части весьма неплохо проработаны.

— Дай несколько простых советов владельцам бизнеса в том, как выбрать компанию для реализации проекта в сфере AR/VR?

— Вариант  первый и самый разумный – обратиться в Ассоциацию. В ней уже довольно много участников и их отбирают основатели, в т.ч. и наша компания. Занимаются этим люди, которых уважают в индустрии. И, кстати, крупные компании периодически обращаются. Потому что тут есть хоть какие-то гарантии. Второй вариант – искать в интернете или на мероприятиях по AR/VR. Смотреть делали ли вообще люди проекты в предметной области и в области будущего проекта Заказчика. Это из серии, если тебе нужен ролик 360, а компания до этого делала компьютерные игры, то вероятность того, что они хорошо снимут очень низкая и наоборот.

Самый важный критерий – опыт в предметной области. У нас реально есть несколько областей, в которых мы исторически сильны. К ним относятся проекты в области культуры, крупные промышленные, инфраструктурные объекты, недвижимость. В этих 4 областях мы действительно знаем всех, участвует в тематических конференциях. И зачастую имеем экспертизу сравнимую с экспертизой Заказчика, либо, в определенной части, более высокую. Такое тоже бывало. А многие компании не хотят разбираться в предметной области. Они ждут, чтобы им написали ТЗ, и они по нему чего-то нарисовали и напрограммировали.

— Сквозной мыслью твоих интервью является тезис о том, что технологий на рынке много, а накопленного опыта мало. Как я понимаю, отчасти по этой причине Ваша компания стала соучредителем Ассоциации виртуальной и дополненной реальности (AVRA). Расскажи о том, как родилось такое решение, кто стоял за его принятием?

— На самом деле Vizerra чуть ли не 10 лет собиралась создать Ассоциацию. Но у меня лично не было возможности заниматься прямым руководством такой структуры. Я понимал, что такая работа на серьезном уровне отнимает много времени и сил. А у меня есть ответственность перед компанией и сотрудниками. В то время я еще преподавал, соответственно, и перед студентами тоже. Около трех лет назад Катя Филатова и ряд коллег объявили о том, что они хотят сделать Ассоциацию. Я подумал, что их цели созвучны моим и нашей компании. Таким образом, сооснователем и соорганизатором какой-то части активности я был готов быть. И время это подтвердило. Мы пообщались с коллегами поближе. Так собственно и была создана Ассоциация.

— Что вам дает участие в Ассоциации?

— Я очень верю в партнерство. И еще я хотел получать регулярную информацию, кто есть кто на рынке. И таким образом искать себе стратегических партнеров и развивать сам рынок. Когда рынка нет, ты на нем, в общем-то, ничего особо не сделаешь. Мне было интересно вместе повышать конкурентоспособность российских компаний на иностранном рынке. В принципе эти цели решаются. Может быть не так быстро, как хотелось бы, но в целом, прогресс есть. Вместе мы решили ряд задач, которые по отдельности решить было бы сложно. Например, выход на крупных вендоров. Мы сделали запрос от имени Ассоциации. Компании все достаточно серьезные, даже по мировым меркам. Не самые гигантские конечно. По крайней мере, мы выглядим достойно, с нами разговаривают. И это приводит к хорошим результатам. На Интермузее 2017 мы показывали демо, сделанное вместе с HTC и Эрмитажем. Вот пример такой коллаборации. Вначале Ассоциация познакомилась с HTC, затем Ассоциация познакомила с HTC нас. Мы познакомили HTC с Эрмитажем и адаптировали проект вместе. На самом деле, на рынке много хороших людей и компаний. Лично я готов обсуждать со всеми любые конструктивные вопросы, как по бизнесу, так и по технологиям.

«Мы всегда хотели заниматься серьезными проектами с большим полезным результатом». Интервью с генеральным директором компании Vizerra Александром Лавровым.

— Как, по твоему мнению, должна быть построена системная работа по накоплению подобного опыта?

— Накопление опыта, по-хорошему, должно происходить в какой-то единой базе знаний. Но для этого требуется много ресурсов. На данный момент есть несколько чатов в telegram и slack где люди обмениваются информацией. Туда решили добавлять людей, которые могут чего-нибудь новое привнести. На сегодняшний день в них несколько сотен человек. И это дало нам хороший толчок. Люди лучше стали понимать, что новое и интересное происходит в мире и среди отечественных компаний.

Сейчас готовится карта рынка, даже, я бы сказал, карта людей. На ней можно узнать конкретную специализацию компаний. Это очень важная работа. Потому что даже нам в поисках экспертизы приходится обращаться к поиску в интернете. А мы бы хотели, чтобы такая информация была на сайте Ассоциации. И она со своей стороны гарантировала то, что на нем написано. Компании, подающие заявку на членство в Ассоциации, проходят своего рода отбор. У нас сооснователей семь компаний. Вот мы это и делаем. И еще 5-7 компаний, которые вступили во вторую очередь. Повторюсь, все люди и компании достаточно уважаемы в отрасли и решения принимаются объективно. Пока, правда, никому не отказывали в приеме. Видимо приходят близкие по духу люди с высоким уровнем ответственности.

— Отдельный интерес, в разрезе этих вопросов, представляет зарубежный опыт. Известны ли тебе примеры подобных Ассоциаций на Западе? Или же крупные игроки в отрасли выработали какой-то свой уникальный подход?

— Наши коллеги встречались с представителями международной Ассоциации виртуальной и дополненной реальности. Я член и этой ассоциации. Опять же по причине поиска партнеров. Есть большая Ассоциация ключевых создателей экосистем, куда вошли все крупнейшие вендоры, вроде HTC, Facebook, Google – VR Alliance. Вот эти ребята будут делить рынок в ближайшие годы.

Внутри ACM SIGGRAPH конечно есть группа и по AR&VR. Но там обсуждаются преимущественно глубоконаучные вопросы.

— Занимаешься ли ты самообучением? Как оно происходит?

— Да, я фанат книг. В неделю прочитываю две-три точно. Причем разных. Иногда художественные, иногда книги про менеджмент и технологии. Вот сейчас обновляю свои знания про product-management. Последняя  – «Product Innovation and Technology Strategy (Robert G. Cooper and Scott J. Edgett)». В основном читаю электронные версии. Зачастую я могу не помнить названия, просто по памяти в закладках нахожу тот материал, который необходимо перечитать для данного конкретного момента.

Если говорить в целом про саморазвитие, то, во-первых, я все время читаю. Во-вторых, регулярно хожу на какие-нибудь курсы по темам, которые мне требуются в данный момент. Это может быть абсолютно любое направление, начиная кулинарными курсами и заканчивая тренингам по с++ в unreal engine. И я считаю, что такой подход самый верный. Важно добирать знания у людей, которые: а) любят свое дело; б) чего-то в нем достигли; в) умеют понятно объяснять другим людям. Один раз в месяц я это делаю обязательно. Меня это встряхивает и позволяет отвлечься от работы. Конечно, то, что мы делаем, назвать рутиной ни у кого язык не повернется. Но мне часто требуется что-то еще более новое получить извне. В нашей компании я осуществляю функцию предпринимателя.

— Какие новостные или тематические ресурсы ты читаешь, чтобы оставаться в тренде развития технологий?

— Мне кажется, что я подписан практически на все ресурсы по тематике. Очень нравятся разные группы в Telegram и Slack. В них множество людей, с которыми я знаком лично. И я понимаю, что к их постам и мнениям стоит прислушаться. Порталы все те, которые считаются популярными. Из русских – Vrgeek. Дима Ли мой хороший друг. Я считаю у него хороший ресурс. Из иностранных – все эти ресурсы с заковыристыми названиями тоже читаю. Само собой группы в Facebook. Плюс я являюсь членом ACM («Ассоциация вычислительной техники») и IEEE («Институт инженеров электротехники и электроники») – двух самых больших инженерных организаций в мире. Там есть обширная библиотека. Когда я хочу узнать, как эти все технологии действительно устроены, я обращаюсь к их ресурсам. Например, SIGGRAPH («Специальная группа по графическим и интерактивным методам») – часть ACM. В них можно прочесть про такие вещи, которые будут еще через 5 лет. А там уже сейчас люди размышляют, как бы это все сделать. Большинству людей, которые занимаются разработкой, это совсем не нужно. Просто мне интересно находиться в контакте с научной средой, и это приносит пользу компании. Я вырос в научной медицинской семье. Я кандидат технических наук и врач по первому образованию, был инструктором в Adobe, почти 10 лет преподавал компьютерную графику в нескольких популярных местах типа realtime и screamschool.

— А чего лично тебе не хватает на тематических площадках русскоязычного сегмента интернета?

— Мое желание – увеличение количества материалов. В англоязычном сегменте материалов и новостей действительно много. С другой стороны я понимаю, что это требует больших затрат. Лично мне это не так критично. Потому что я считаю в основном зарубежные ресурсы, но вместе с тем знаю, что для многих людей это важно.

С другой стороны, если брать разработчиков, то они априори должны владеть английских языком. Если они его не знают, им будет крайне тяжело сделать что-то нормальное. Потому что обновление на рынке происходит очень быстро. Документация обновляется еще быстрее, и надеяться, что добрый дядя для них все будет переводить, вообще не стоит. Людям без вариантов нужно учить английский язык. Точка.

— С новостями это понятная история. Какого рода материалы ты хочешь увидеть?

— Материалы должны делиться по направленности – бизнес, технологии, наука, например. Лично меня особенно интересует бизнес-направление. Таких материалов, по сути, не так много и в западных СМИ. И в этом проблема. Мы реально сейчас в Ассоциации обсуждаем, что есть определенный смысл встречаться генеральными директорами и бизнес-юнитами для обсуждения реального развития отрасли, как бизнеса. Потому что все рассказывают или сказки, или какие-то узкие технические детали. Всегда возникает вопрос – кому это было продано и кому это вообще нужно? Успешный ли получился кейс? Успешный ли это вообще бизнес? Потому что у иностранных СМИ можно прочесть довольно много статей о том, что, в общем-то, это не очень то и успешная отрасль в плане бизнеса. Стандартная история – про этого чувака два года назад говорили, что он заработает миллиард, а он семь потратил и ничего не заработал.

Отвлекаясь от вопроса, скажу, что интересно и с техническими директорами проводить подобные встречи. Можно обсудить какую-нибудь одну неочевидную, но высокоуровневую технологию, которая оказывает серьезное воздействие на бизнес и это будет реально круто. Такие группы есть на самом деле —  Game executive, Game technical director. Кружки по интересам короче. Но я  нахожусь в теме, у меня специфический интерес. Заказчику интересны кейсы. Чем больше кейсов по разным тематикам, тем лучше.

«Мы всегда хотели заниматься серьезными проектами с большим полезным результатом». Интервью с генеральным директором компании Vizerra Александром Лавровым.

— Будет интересно услышать твои советы 18 летнему подростку, который интересуется темой VR/AR в контексте будущего образования. Как именно ему построить свое образование, самообразование?  Какой ВУЗ, какие специальности, специализации будут гарантировано востребованы для программистов.

— Я всегда говорю, что первое образование должно быть фундаментальным. Оно должно давать кругозор хотя бы в определенном сегменте областей. Если хочешь быть программистом, значит нужно идти в нормальное заведение, где есть крепкая математическая и техническая база. Хочешь быть художником, дизайнером в 3D и подобных вещах, то нужно хорошее художественное образование. Времена людей без художественного образования, но которые могут что-то делать руками, явно заканчиваются, по крайней мере, на крупных проектах. ВУЗы – Бауманка, МИФИ, МГУ, Строгановка, ВГИК и далее по списку. Они всем известны. Они дают базу. Но критически важно приобретать практические навыки. Нужно ходит на всякие практические курсы и делать собственные проекты во время обучения. Неважно VR это или нет. Это мой личный рецепт вообще для всего процесса обучения. Когда я преподавала в Real Time School и МГУКИ, я это людям говорил. Мне было приятно многих из тех, кто меня слушал, позже обнаружить арт-директором или генеральным директором различных компаний. И, похоже, это неплохой рецепт успеха. Да и в литературе по самообразованию везде говорится что-то похожее на это. Хорошее фундаментальное образование вкупе с практикой. А после уже добирай недостающие знания всякими курсами и постоянно пробуй. Ищи то, что тебе нравится и получается хорошо. Главное не бойся и делай по-настоящему на пределе возможностей.

Cкопировано из сайта vr-j.ru Подписывайтесь на наш Telegram
Евгений, 24 августа 2017
Поделитесь с друзьями:
Комментарии
Написать комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Все комментарии попадают на модерацию