О чём мечтают исследователи VR/AR? От автора канала VR, teach me all!

О чём мечтают исследователи VR/AR?
С декабря по март этого года социолог Лидия Ятлук проводила интервью с исследователями и разработчиками виртуальной и дополненной реальности в университетах. Исследование посвящено изменению работы в вузах и процессу создания инноваций, но эти вопросы всегда приводили к более глобальному: какие же нужны нам инновации? В тексте специально для VR Journal автор рассказывает о мечтах российских учёных.

Техноконструирование личности

Основная идея – создание глубокой аналитики поведения человека в виртуальной реальности, выборы, автоматические реакции и физиологическое состояние с целью дальнейшей коррекции. Метафорически такую технологию называют “конструктором душ”.

Исследовательница рассказывает о работе технологии:

“У нас есть реинжиниринг этих данных, которые мы получили, мы получаем, что там действительно с ним происходит, почему она так реагирует на красное, он идет, зеленый свет – и вдруг пробежал красный олень. И у него поменялось его целеполагание абсолютно. Ситуация меняется. А если этот инструмент позволяет точно знать достижимые цели, то, получается, что мы можем конструировать личность техническими средствами, подсовывая ему нужное… нужную информацию. Вот такая идея”.

Используемый термин отсылает к работам Сергея Сергеева, психолога, исследователя искусственного интеллекта и идеолога трансгуманизма.

“Акваланг” для плавания в дополненной реальности

Основная идея – разработка нейроинтерфейса для упрощения навигации в насыщенном информационном пространстве дополненной реальности будущего, средство для сортировки, отбора и приоритезации поступающего извне. По мнению исследователя, дополненная реальность – это новый слой информационного пространства, в котором нужно учиться плавать, а в какую-то глубину без акваланга не погружаешься.

Ментор университетских технологических проектов рассказывает:

“Когда находишься в информационном пространстве и предполагаешь, что будет дополненная реальность, средства коммуникации с этим информационным пространством, ты думаешь: «А как же я там буду плавать, в этом информационном пространстве?». У тебя какая-то штука, ассистент на борту, ассистент один, еще что-то, куча ассистентов, которые тебе там что-то говорят. Что ты делаешь? Тебе же нужно какую-то информацию найти, а ты не можешь найти. Поэтому есть гипотеза, что следующая супервозможность, которая у человека будет востребована, это какая-то суперинтуиция. Это возможность, например, тот же учебный материал просматривать в режиме быстрой промотки до того момента, когда тебе когнитивно не стало интересно. И в этом вся суть”.

Описание проекта напоминает некоторые из планируемых функций Neuralink Илона Маска, который в числе прочего будет участвовать в сборе, обработке и хранении информации.

Нейропедагогика в обучении химии

Основная идея – переструктурировать порядок изложения материала в программе школьной химии, с применением разработок из области теории информации и мозговой активности.

Исследователь рассказывает о планах реализовать проект:

“Учебные материалы по химии – они пока что еще неоптимально структурированы. С точки зрения развития содержания дисциплины – от ядра, от основных понятий. Этим страдают по сути все общепринятые учебники по химии. Мы применяем подходы семантической теории информации. Семантическая теория информации – она строит семантические деревья, которые подсчитывают, соответственно, семантический вес блоков информации, связи между ними. То есть, в зависимости от того, как информация структурирована, она имеет различный семантический вес и различное качество связей между основными понятиями – так называемыми атомными выражениями.

Наша гипотеза, что, в зависимости от того, как эту информацию структурировать, что нужно при этом еще индивидуализировать под тех детей, у которых скрытые химические способности, то есть это не основной поток детей, это такие края дисперсии. Мы хотим с помощью электроэнцефалографии в зависимости от того, скажем, какой семантический вес учебной информации подан ребенку, мы хотим измерять его когнитивную усталость. То есть, простыми словами, в зависимости от того, как мы структурируем информацию ребенку, у него когнитивные процессы по-разному работают. В этом исследование и заключается.

При этом учебная информация будет подаваться именно в виртуальной реальности, поскольку мы хотим работать вот именно с самой такой проблематичной областью, в которой очень много абстрактных понятий и объектов: атомы, атомные ядра, атомные орбитали, электронные конфигурации и так далее. И с помощью виртуальной реальности мы можем решать такую проблему комплексно”.

В других, не менее полезных задумках учёные тоже чаще всего объединяли технологии VR/AR с разного нейроинтерфейсами: для работы с людьми с ограниченными возможностями, для для реабилитации при тяжелых заболеваниях и и для их диагностики на ранних стадиях. Вместе с учёными будем надеяться, что все мечты сбудутся.

Автор – социолог, исследователь коммерциализации технологий, методист и разработчик образовательных курсов в VR/AR в технологической образовательной компании Modum Lab, автор канала VR, teach me all!, стипендиат Oxford Russia Fellowship https://ssl-research.org/orf

Cкопировано из сайта vr-j.ru Подписывайтесь на наш Telegram
Евгений, 31 августа 2020
Поделитесь с друзьями:
Комментарии
Последние комментарии
Написать комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *